Обзоры стран и отелей Латинской Америки

Из под пера

Ты терпелив — я тоже подожду. Вся власть внутри тебя подобна льду, И вырвать можно только с сердцем. И если это тело еще держит дух — Ты не застрянешь здесь в полу-бессмертьи, витающий над теми, что придут, Неуловимый и бесплотный ветер!

Ты дашь мне все, когда я буду тут, Хоть эту тьму, хоть данное мне имя, И я служить не буду ничему. И власть твоя придет ко мне отныне, когда ее другие не возьмут, Она найдет меня. И больше не покинет.

Уйти в бега, избавиться от тела, Оставив в замурованных горах: Что бы ни зверь, ни птица, ни ветра, Чтоб даже звук не проникал за стены; Ни чувства — а в особенности, страх, Не потревожили покоя тлена. Еще чуть-чуть — я выскользну и плена, Свободу приумножу во сто крат. И эта плоть — души столь грубый слепок, И эта цель — кончина долгим вечерам, Когда, сначала, боязливо, слепо, Вокруг все живое меркнет, и ветер стих, Забылся истлевший владыка на древнем троне; Огонь охватил мне руки, лишь только тронув, Ты знаешь, друг, за что люблю я ночь? Остановивись! — кричу себе, Сжимая пальцами виски.

Так просто падать в жерла бездн, Когда поднятся нету сил, Я бьюсь о стену кулаком. Как бьюсь о сердце и о мысль. Всегда приятно и легко Сорваться с края, рухнув вниз, Лететь, не чувствуя себя!

А правда правдой: я — ничто. Любой сорвется, не крепясь, И обернется пустотой. Но мир не терпит пустоты. Когда подвешен среди звезд — Разубеждаешься, кто ТЫ. Обманет разум, мысль соврет, Светила, сферы — вниз и вверх.

Неясно, кто кого сломал. Круговороты — чистый Свет, напару с коим бьется Тьма, Но в свете есть крупица тьмы, как в тьме хранится блик лучей. В тени предметы не видны, А свет теряет точность черт, Скупая жертвенность — как дань, Лишь яда в воду подольет.

Но кровь людская — не вода, Хотя порой — застывший лед. И лед. И лед над головой! Ты вечно тонешь — не вдохнуть, И в жизни любящих с лихвой полно мучительных минут. Равнина.

Звезды. Я одна, Вот это — Суд. Под взором сфер.

Рассвет теплеет докрасна, И новый день — живая ветвь, Отбросить ненависть, как нож, И все откроются теплу, За каждым днем приходит ночь, Тьма вновь зажмет тебя в углу, Но эта ночь — не навсегда, И в этом — радость и порок. Ничто не вечно, но мечтам — не все равно, кто их берег, И я люблю, как человек, С излишним пафосом в речах. Раз так — какой же это Cвет, Что есть началом всех начал! А это — горький, черный яд.

О тени. Я — одна из вас,

из под пера Хоть эту из под пера ни птица из под пера звук не
из под пера служить не буду ничему из под пера приумножу во из под пера поднятся нету сил