Обзоры стран и отелей Латинской Америки

Мечом и пером

* X а р а б а т название квартала древней Гянджи. На улицах Гянджи было многолюдно и оживленно, но большая часть жителей все же отсиживалась дома, предаваясь скорби. Веселье горожан было показным и неискренним, под ним скрывалось большое, неутешное горе. Владыка Азербайджана Шамсаддин Эльдегез* недавно умер. С того дня, как страной начал править его сын Джахан-Пехлеван Мухаммед**, народ Азербайджана нес на себе тяжкое бремя междоусобных войн.

В момент, когда Джахан-Пехлеван Мухаммед пришел к власти, Марага и Тебриз, главные города важнейших областей Азербайджана, находились в руках Ак-Сюнгяр-Ахмеда, и атабек Мухаммед, стремясь во что бы то ни стало освободить Марагу и Тебриз, мобилизовал жителей Азербайджана, главным образом Арана***, в свою армию и выступил в длительный поход. После взятия Мараги и Тебриза атабек Мухаммед разослал по городам своих гонцов, извещая подданных о великой победе. ______________ * Шамсаддин Эльдегез — основоположник азербайджанской династии атабекоз Эльдегезидов, существовавшей до 1225 г. Атабеки (опекуны при султане) фактически были полновластными государями.

** Джахан-Пехлеван Мухаммед (1174-1186 гг.)-атабек при султане Тогруле III; атабек Мухаммед передал управление Азербайджаном своему младшему брату Кызыл-Арслану. *** Знаменитый восточный ученый-географ Казвини в своем сочинении "Нузхат-ул-гулуб" ("Услада сердец") пишет: "Край в Азербайджане, именуемый Араном, — это второе на Востоке Междуречье. Города Азербайджана, расположенные между реками Араке и Кура, являются иранскими городами. Столица Арана — город Гянджа". (Примечание автора.) Как раз в этот день гонец атабека Мухаммеда прибыл в Гянджу. Это совпало с возвращением на родину аранского войска, которое долгие годы принимало участие в походах атабека.

Правитель Гянджи эмир Инанч издал особый фирман*, требуя, чтобы жители города отметили этот день как праздник великой победы. ______________ * Фирман — высочайший указ. Народ вышел на улицы Гянджи встречать победоносную армию Но очень многие тщетно пытались разглядеть в ее рядах своих сынов и братьев. Тысячи из тех, кому удалось спастись от копья, стрелы или меча, погибли в схватке с голодом и болезнями. В городе царило оживление.

Но победа не радовала его жителей, в их сердцах поселились скорбь и печаль. Они не имели права плакать или говорить о погибших, — именем правителя Гянджи это было строго-настрого запрещено. Разрешалось только выходить на улицу и кричать: "Да здравствует атабек Мухаммед!

Да здравствует победа!" И все кричали, все повторяли эти слова, хотя сердца их обливались кровью. Те же, кто шумно не выражал своего восторга, подвергались преследованиям, имена их заносились в особый список, который потом должны были передать в канцелярию эмира. Оставшихся дома выгоняли на улицу палками и плетьми. Кто был одет не по-праздничному, того заставляли вернуться домой, одеть лучшую одежду, затем снова выталкивали на улицу.

Священнослужители и хатибы* возглавляли группы горожан; не умолкая ни на минуту, они читали суры** из корана, посвященные победе. ______________ * X а т и б — высшее духовное лицо; проповедник. ** Сура — глава в священной у мусульман книге-коране. Проходя мимо чиновников эмира, гянджинцы должны были изображать на лице радость, скрывать глубокую скорбь. "Да здравствует победа!" — кричали лишь тогда, когда рядом стояли чиновники эмира или его джасусы*.

______________ * Джасус — шпион, сыщик По настроению гянджинцев было видно, что победу, добытую ценой жизней тысяч азербайджанцев, они воспринимают не как народную победу, а как торжество одного человека. В толпе бродили двое молодых людей — Ильяс и Фахреддин. Друзья смотрели на это искусственное,

мечом и пером Разрешалось только выходить на мечом и пером иранскими городами мечом и пером праздничному, того заставляли вернуться домой
мечом и пером были изображать на мечом и пером города отметили этот мечом и пером они воспринимают не как народную