Обзоры стран и отелей Латинской Америки

Завоевание мексики испанцами

4 марта 1519 года Эрнан Кортес, имевший в своем распоряжении 11 короблей, 600 солдат, 16 лошадей и несколько пушек, высадился на Мексиканском побережье и вскоре захватил Табаско. Он основал новую испанскую колонию Виракрус, Провозгласил себя капитан-генералом и сжег корабли, лишив свой отряд возможности отступать. Движимый жаждой золота, обретя новых союзников в лице местных жителей, Кортес отправился в поход на ацтекскую столицу Теночтитлан.

Так началась одна из самых знаменитых авантюр в истории человечества. Конкистадорам было суждено сокрушить империю, о мощи которой они и сами не подозревали. и Сначала и ацтеки. и их враги считали испанского завоевателя Кортеса и впрямь богом Кецалькоатлем. Как бы то ни было, Кортес и впрямь пришел с мечом и примерно за два года сакрушил Ацтекскую империю. К 13 августа 1521 года Теночтитлан был взят испанцами, Монтесума погиб, а его преемник превратился в заложника Кортеса. Так одна из богатейших стран мира, дотоле вообще не известная европейцам, стала провинцией Испании.

Когда Кортес попал в Теночтитлан, он был изумлен ишокирован тем, что там увидел. Это была большая великолепная столица, город самобытной культуры. Он возвышался на острове посреди живописного озера и окружен был сетью каналов, соединяющих множество искусственных островков.

Там выращивали маис, красный перец и бобы, и сейчас столь распространенные в Мексике. После городов Европы столица ацтеков показалась Кортесу огромной. Большинство домов были глинобитные, но знать и жрецы жили в великолепных каменных дворцах. Были в городе и базарные площади.

В центре столицы располагался храмовый комплекс, включая ступенчатые пирамиды. Они поражали своим великолепием, но от этих монументальных зданий исходил отвратительный запах. Ведь именно здесь ацтекские жрецы осуществляли кровавые ритуалы — жертвоприношенпия. После того как сердца были принесены в жертву, мертвые тела просто сваливали на ступенях пирамид.

Испанцы, сообщившие об увиденном, утверждали даже, что ацтеки были каннибалами, хотя, возможно, это и клевета. Так это или не так, но испанцы были шокированы ацтекскими варварскими ритуалами, и это ожесточило их сердца. Всех индейцев они сочли поклонниками дьявола, которых надо обратить в христианство насильно, если они сами не захотят этого сделать. Одержав победу, Кортес велел разрушить столицу ацтеков, чтобы уничтожить даже память об их сатанинском прошлом. Теночтитлан сравняли с землей, храмы и дворцы взорвали, а камень использовали для строительства церквей и вилл для завоевателей.

Туземцев же обратили в рабов и заставили их возводить новый город. Из-за непосильной работы, эпидемий, вспышек насилиянаселение быстро сокращалось. Под страхом смерти жители Мексики были вынуждены принимать христианство, отрекаясь от прежних богов. Кроме того, им было запрещено писать на родном языке и было велено учить испанский.

Все записи прежнего времени, которые находили завоеватели подлежали уничтожению. Слишком большие статуи или другие предметы, которые нельзя было сжечь или расплавить и не ток-то просто было разрушить, испанцы зарывали, чтобы нейтрализовать их вредное влияние. Впрочем, не стоит перечислять все зверства и акты вандализма, совершенные инквизицией во имя христианства. Испанцы не только ограбили Мексику, вывезя оттуда золото и драгоценности, но и, что хуже, лишили ее собственной культуры, подобно тому, как сделали это китайцы, вторгшись в Тибет. К счастью, среди служителей церкви были и более просвещенные люди, которые постарались записать некоторые из местных легенд и преданий, благодаря чему не все сведения о местных народах оказались утраченными.

В 1529 году в Мексику приплыл монах-францисканец Бернардино де Саагун вместе несколькими индейцами, которых вернули на родину после того как показали испанскому двору. От них монах научился их родному языку науатль. Он много путешествовал по мексике, долго собирал фольклор и в конце концов у него набралось 12 томов индейских преданий. Расспрашивая уцелевших образованных индейцев, Бернардино так же почерпнул у них немало сведений об истории их страны до завоевания.

В период испанского владычества церковь всячески препятствовала научным публикациям, из которых бы явствовало, что в Мексике до Кортеса существовали цивилизация и история, достойные упоминания. Именно Саагун узнал от своих друзей-индейцев, что даже до ацтеков здесь жил правивший долиной Мехико народ, который индейцы называли тольтеками, что значит художник, зодчий. Индейцы рассказывали, что это имя им было присвоено не зря, они действительно были очень одаренными.

Столицу их называли Тольян, и там, под руководством своего божественного правителя Кецалькоатля, тольтеки достигли выдающихся успехов в искусстве и ремесле. Это, судя по всему, был не просто фольклорный герой, но основоположник развитой и милосердной религии, которая некогда, задолго до появления там испанцев, равпространилась на большей части Центральной Америки. Известно, что тольтеки так же были сведущи в астрономии и вели систематические наблюдения за движением планет. Позднее в долину хлынули захватчики с севера — менее цивилизованные племена, последними из которых были ацтеки. Они сохранили кое-что из знаний тольтеков, но многое было утрачено, исчез и город Тольян.

Саагун пришел к выводу, что до ацтеков в Мексике действительно существовала великая культура, и центром ее еще до Тольяна, должно быть, являлся заброшенный впоследствии город Теотиуакан, руины которого расположены примерно в 40 милях от Мехико-сити; там сохранились пирамиды-храмы Солнца и Луны, в период завоевания скрытые под землей. Ацтеки унаследовали от тольтеков веру в то, что Кецалькоатль снова вернется и будет править людьми. Они верили так же, что в Теотиуакане Кецалькоать принес в жертву некоторых богов, чтобы Солнце могло двигаться понебу, и именно в этот год он вернется, чтобы положить конец правлению ацтеков.

Интересно, что именно на месте расположения этого города произошла решающая битва конкистадоров Кортеса и войск Монтесумы. Как и везде в Америке здесь проявилось могущество огнестрельного оружия. Окруженные тысячами индейских копьеносцев, испанцы в отчаянной атаке убили предводительныцу врагов, женщину-Змею.

После этого зловещего для ацтеков события в их рядах началась паника, чот позволило Кортесу и его людям уцелеть, чтобы продолжить борьбу в дальнейшем. Через год он вернулся с гораздо более многочисленным воцском и захватил столицу ацтеков. На ее развалинах и возник Мехико-сити, столица Новой Испании, которой суждено было стать самым богатым владением испанских королей.

Туда тысячами потянулись иммигранты, прежде всего — авантюристы, купцы и миссионеры. Так Мехико-сити превратился в блестящую столицу в европейском стиле. Возводились и другие города — Гвадалахара, Веракрус, Акапулько, закладывались основы процветания колонистов. Брат Бернардино хорошо изучил историю завоевания и был потрясен тем, что узнал.

В своих сочинениях он смягчилмногое из того, что рассказывали местные жители о зверствах, которыми сопровождалось завоевание, но и таком виде ему не разрешили опубликовать его книги. Однако хотя его труды замалчивались и частично были утрачены, фрагменты его рукописей были найдены во время французского вторжения в Испанию в 1808 году. Опубликованы они были только в 1840 году.

Глава 24 ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ ПРИЧИНЫ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Великие географические открытия были следствием развития, производительных сил феодального общества, роста товарно-денежных отношений, систему феодальных производственных отношений, роста торговых связей европейских стран со странами Востока. С развитием товарно-денежных отношений деньги приобретают огромное значение, они становятся средством удовлетворения все возрастающих потребностей и главным видом богатства. "Ненасытная жажда золота усиливалась под влиянием роста торговли, требовавшей большого количества звонкой монеты; много денег уходило за пределы Европы в уплату за восточные товары, ввоз которых неуклонно возрастал.

В результате все острее чувствовался недостаток благородных металлов. В Европе возможностей для удовлетворения жажды золота не было, зато за ее пределами, по представлениям европейцев, таились неисчерпаемые богатства. Богатейшей страной европейцам казалась Африка, откуда через средиземноморские города купцы привозили в Европу золото, добываемое в Сенегале и в бассейне Нигера.

Здесь, на территории Сенегала, Мали, Верхней Вольты, Нигерии, с VII по XV в. образовалось несколько богатых государств – Гана, Мали, Сонгаи. Города этих стран, в особенности Тимбукту на Нигере – крупный центр исламской культуры, вели со Средиземноморьем через Сахару оживленную торговлю, в которой вывоз золотого песка занимал большое место. В рассказах купцов золотые запасы Африки принимали фантастические масштабы. Китай, Индия, Индо-Китай, Индонезия считались сказочно богатыми и нередко именовались «Индиями».

Это название в ряде случаев относилось вообще к неведомым заморским странам и далеко не всегда обозначало реальную Индию, откуда Европа действительно получала шелк, пряности и т. п. BCJC эти смутные представления сыграли немалую роль в географических открытиях XV и XVI вв." ибо они побудили мореходов к настойчивым попыткам добраться до воображаемых и действительно существующих стран. В поиски за африканским золотом устремились в XV в. португальские моряки. Они полагали, что золото в Африке добывалось на отмелях больших рек, впадающих в Атлантический океан, в частности в устье одной из них недалеко от мыса Бохадор. Казалось поэтому вполне возможным добраться до Золотой реки, следуя по морю вдоль западного побережья Африки. В XIV – XV вв. в Португалии были развиты торговля и мореходство.

Этому способствовали связи португальцев с богатым и предприимчивым арабским купечеством, начавшиеся еще в XII в. Португальцы ознакомились с арабской математикой, географией и картографией, что оказалось особенно важным для дальнейших морских предприятий. Они стали строить каравеллы, новые мореходные суда, легкие на волне, способные плыть против ветра и более быстроходные, нежели итальянские средиземноморские нефы. Деятельное участие в португальской морской торговле приняли многочисленные купцы и моряки, переселившиеся в Португалию из Италии, в первую очередь из Генуи, поскольку в XV в. из-за турецких завоеваний генуэзским купцам восточную торговлю пришлось вести через Александрию, где, как и во всем Восточном Средиземноморье, господствующее положение занимали венецианцы. Сокращение торговли и мореходства заставило генуэзских купцов и моряков искать счастья на чужой стороне. Следует отметить, что Колумб и Каботто (Кабот) были выходцами из Генуи.

К поискам и захвату заморских земель побуждало Португалию, а также Испанию причины внутреннего характера: реконкиста в этих странах закончилась, и большая часть воинственного и бедного дворянства, жаждавшего наживы и военных авантюр, осталась без дела. Что же касается Африки, то экспедиции на этот богатый и неведомый континент диктовались еще и военными соображениями— — так как мавры с северо-западного Африканского побережья продолжали пиратские налеты на испанские и португальские корабли, а порой и на прибрежные города Пиренейского полуострова. В 1415 г. португальцы взяли на североафриканском берегу Сеуту, важный пункт на торговых путях, по которым, в частности, шло золото к Средиземному морю. Овладение Сеутой принятосчитатьначалом португальской колониальной экспансии. Португальские купцы и купцы-эмигранты из других стран стали снаряжать морские экспедиции, имевшие целью разыскать заморское золото.

Этим предприятиям с большой выгодой для себя покровительствовал брат португальского короля, принц Генрих, прозванный историками XIX в. «Мореплавателем». Торговые компании португальцев получали с помощью Генриха монополию торговли во вновь открываемых областях и быстро наживались. Самой выгодной «торговлей» оказались грабеж местного населения и работорговля, именно это заставляло португальцев все дальше продвигаться вдоль Африканского побережья.

За тридцать лет они достигли западной оконечности Африки. Нет никаких данных о том, что португальцы преследовали с самого начала цель отыскать морской путь в Индию. Такую цель они могли поставить перед собой только после того, как вошли в Гвинейский залив, где Африканское побережье круто уходит на восток, т. е. около 1460 г. Продвижению вдоль западного берега Южной Африки, к югу от Гвинейского залива, препятствовали сильные встречные течения* Чтобы избежать их, мореплаватель Бартоломей Диас в 1486 г. достигнув тропика Козерога, отошел от берега далеко в море, прямо на юг, и, сделав большую дугу, вышел к южной оконечности Африки. Убедившись, что дальше берег имеет северо-восточное направление и что ему действительно удалось обогнуть материк, Диас на обратном пути обогнул мыс Доброй Надежды, назвав его именно так, и в декабре 1487 г. после 16-месячного плавания вернулся в Лиссабон.

Задача пройти часть пути в Индию, от мыса Доброй Надежды до Мадагаскара, была решена в 1498 г. Открытие Америки Одновременно с продвижением вдоль западных берегов Африки начинаются, вероятно при участии итальянских моряков, плавания португальцев далеко в открытый океан – на юго-запад и запад. В 20-х годах XV в. португальцы утвердились на островах Мадейра, в начале 30-х годов – на 1 Азорах, а в 1456 г. дошли до островов Зеленого Мыса. Переплыть Атлантический океан и открыть земли Западного по—лушария удалось в 1492 г. Христофору Колумбу.

Многие факты биографии Колумба, а также его географические представления нельзя считать твердо установленными. Теперь общепризнано, что Колумб – итальянец, родившийся в 1451 г. под Генуей в семье ткача. Систематического образования он не получил. В 1474-1475 гг. плавал в Восточное Средиземноморье.

Около 1476 г. попал в Португалию, вероятно, как агент одного из генуэзских торговых домов, в следующем году посетил Англию, а с 1479-1481 гг. жил на Мадейре и на соседнем острове Порту-Санту, где женился на дочери моряка, от которого осталось много морских карт, дневников, заметок. В 1483 г. начались переговоры Колумба с Португалией о снаряжении большой морской экспедиции. Португальское правительство отказало Колумбу, очевидно, потому, что оно едва ли могло заинтересоваться новой авантюрой в момент, когда открытие пути к вполне реальной богатейшей Индии было столь близким к осуществлению. Потерпев неудачу, Колумб перебрался в Испанию (ок. 1485) и здесь после длительных переговоров, при поддержке влиятельных приближенных короля и богатейших испанских купцов добился от королевской четы – Фердинанда и Изабеллы – согласия на экспедицию.

Король и королева пожаловали Колумбу титул адмирала и вице-короля всех земель в «море-океане, которые он откроет и приобретет». Судя по составу книг библиотеки Колумба и его пометкам на них, он читал «Путешествия» Марко Поло и особенно внимательно изучал трактат сторонника гипотезы о шарообразной форме Земли французского епископа Пьера д Альи «Зеркало мира», представлявший собой сводку географических и космографических знаний как античных, так и средневековых авторов. Колумб, как предполагают, намеревался, двигаясь по морю на запад, добраться до «Индии» – так называли тогда Азию.

Эта мысль могла быть подсказана Колумбу итальянским космографом Тосканелли, с которым Колумб находился в переписке (некоторые историки эту переписку считают подложной). Но план мог возникнуть у Колумба и Самостоятельно на основании изученных им трудов географов. 3 августа 1492 г. эскадра из трех кораблей вышла из испанского порта Палоса, держа курс на Канарские острова, откуда 10 сентября отплыла дальше.

Суда отличались высокими мореходными качествами, были технически хорошо снаряжены. Колумб показал себя искусным моряком, он умело использовал ветры и морские течения Атлантики, уже достаточно изученные португальцами. 12 октября Колумб бросил якорь у маленького острова группы Багамских островов; онназвал его Сан-Сальвадор. Путь в земли Западного полушария был открыт, что имело огромные последствия как для открытых земель, так и для Европы— В этом великое историческое значение плаваний Колумба. " Во время первого путешествия Колумб открыл ряд островов Антильского архипелага, северные берега Эльбы, остров Гаити, который назвал (Маленькой Испаниеи). Здесь он построил форт Навидад (Рождество), где поселилось 39 его моряков.

Это была первая колония европейцев в Западном полушарии. Вскоре форт был разрушен, а поселенцы перебиты индейцами, возмущенными их насилиями. Однако испанцы не отступили. В 1496 г. на южном берегу Эспаньолы был заложен город Сан-Доминго. Колумб расспрашивал туземцев о золоте.

Ясного представления, что именно он открыл и где находится, у него не было и быть не могло. Судя по дневнику, он думал, что находится среди островов, окаймляющих с востока Азию, и тщетно искал прохода между ни— ми к континенту. 4 января 1493 г. Колумб отправился в обратный путь. В Испании он был встречен с большими почестями.

На организацию второй экспедиции, предпринятой им в сентябре того же года, были отпущены крупные средства. Во время второго путешествия Колумб открыл Малые Антильские острова. Проплыв вдоль части южного берега Кубы, Колумб снова принял его за южный берег Азии. В 1495 г. он вернулся в Испанию.

И в это путешествие Колумб не достиг Американского континента, который европейцы открыли два года спустя – в 1497 г. В мае этого года из Бристоля (Англия) вышел в море Джованни Каботто, генуэзец, осевший в Англии и известный там под именем Джона Кабота. К концу июня он подошел к берегу неизвестной земли, по-видимому Лабрадору, но принял ее за часть Азии. Только в 1498 г. во время третьего путешествия Колумб впервые подошел к Южноамериканскому континенту, к устью реки Ориноко, но на берег не высадился.

При виде огромных масс пресной воды у него мелькнула мысль, не открыл ли он неведомый материк, но в своем письме-отчете королевской чете о своем путешествии Колумб эту смелую мысль не высказал. Между— тем португальцы открыли морской путь в Индию, привезли оттуда пряности и другие драгоценные товары. Четвертое плавание Колумба в 1502 г. было прямым ответом на экспедицию Васко да Гама (см. ниже). Двинувшись на юго-запад от острова Кубы, Колумб по-прежнему считал, что достиг Восточного побережья Азии, и настойчиво искал пролив, чтобы пройти к побережью Индии. Однако поиски эти оказались бесплодными.

В общем плавания и открытия Колумба глубоко разочаровали испанское правительство. Большие средства были израсходованы, казалось, совершенно напрасно. Ни золото, ни серебро, ни пряности не потекли в Испанию из вновь открытых заморских стран.

Богатства пришли позже, после смерти Колумба (он умер в 1506 г .), которому в последние годы жизни пришлось вести тяжбу за свои права и дарованные ему привилегии с обманутым в своих расчетах испанским правительством. После открытия Колумбом новых стран испанцы оказались опасными конкурентами Португальцев. Чтобы предотвратить возможность столкновения, оба государства при посредничестве папы после долгих переговоров заключили в 1494 г. соглашение в городе Тордесильясе.

От полюса до полюса была проведена черта (приблизительно по 30-градусному меридиану к западу от Ферро) и установлено, что все вновь открытые области к западу от этой черты должны принадлежать испанцам, к востоку – португальцам. Разграничение было проведено только по Атлантическому океану, что и привело позднее к столкновению, когда испанцы, подойдя с востока, а португальцы – с запада, встретились на Молуккских островах. Продвижение испанцев на запад побудило португальцев возобновить поиски пути в Индию. В 1497 г. во главе экспедиции, снаряженной для этой цели, король поставил Васко да Гама (род. ок. 1460 г .).

8 июня 1497 г. из Лиссабона вышли четыре небольших корабля (два корабля водоизмещением по 120 тонн и два – по 50 тонн). Экспедиция имела самые совершенные для своего времени карты и навигационные инструменты. Дойдя до островов Зеленого Мыса, Васко да Гама, чтобы избежать прибрежных встречных течений, взял курс на юг с большим уклоном на запад, так что прошел довольно близко от Бразилии. Только через пять месяцев после выхода из Лиссабона каравеллюди Васко да Гама дошли до последнего знака, поставленного 16 декабря 1497 г .) Диасом на побережье Африки. Далее шел совершенно неизведанный путь по Индийскому океану.

1 марта 1498 г. португальцы подошли к Мозамбику. Тут начиналась область арабских поселений, находившихся под властью враждовавших между собой шейхов. В городе Малинди Васко да Гама удалось привлечь в качестве лоцмана одного из опытнейших арабских моряков того времени Ахмеда-Ибн-Маджида.

Человек с широким кругозором, он составил в стихотворной форме ряд подробных и точных описаний плавания по Индийскому океану (так называемые лоции). И по теоретическим знаниям, и по многолетнему мореходному опыту Ибн-Маджид превосходил даже таких замечательных европейских моряков, как португальцы. Через полтора месяца (20 мая 1498 г .) Ибн-Маджид привел корабли к городу Каликут на Малабарском берегу. Все плавание в Индию продолжалось десять с лишним месяцев. Васко да Гама удалось заключить соглашение с местным раджой.

Через год, в июле 1499 г. нагруженная пряностями, но потерявшая два корабля и больше половины команды эскадра вернулась в Лиссабон. КОЛОНИАЛЬНЫЕ ЗАХВАТЫ ПОРТУГАЛИИ В ИНДИИ Впечатление, произведенное путешествием Васко да Гама, было громадным. Несмотря на большие потери в людях и на трудности, морской путь в страны сказочных богатств был наконец найден.

Португальцы теперь каждый год стали снаряжать большие эскадры, иногда до 20 кораблей, хорошо вооруженные артиллерией, с большими экипажами и отрядами солдат. Благодаря превосходству вооружения португальцам удалось вытеснить из Индийского океана арабских купцов и захватить в свои руки морскую торговлю: они нападали на все встречавшиеся им суда, как арабские, так и индийские, грабили их и зверски истребляли команды. Особенной свирепостью отличался Альбукерке, сначала начальник эскадры, затем вице-король Индии. Он считал, что арабам должны быть закрыты выходы в океан и в опорных пунктах должны укрепиться португальцы. С этой целью Альбукерке захватил остров Сокотру, лежащий у входа в Красное море, и Ормуз – важнейший торговый и стратегический пункт у входа в Персидский залив.

Попытка арабов вытеснить португальцев из Индийского океана не удалась, в 1509 г. их флот при Диу (на Северо-Западном побережье Индии) потерпел полное поражение. Португальцы в самой Индии не захватывали обширных территорий, но стремились овладеть опорными пунктами на побережье. Альбукерке, взяв город Гоа на Малабарском берегу," вырезал все его население и превратил город в главный оплот португальского владычества в Индии. Сопротивление враждебных раджей было сломлено. Португальцы, обычно вымогая у местных князьков всевозможные торговые льготы, право сбора даней и оброков, жестоко эксплуатировали местное население.

Кроме того, князьки должны были доставлять по очень низкой цене перец, гвоздику, корицу, имбирь, мускатный орех, камедь, и др. Цены нередко были во много раз ниже цен на рынке в Лиссабоне. Но даже купленные на «вольном» рынке товары, например перец, давали порой 700-800% прибыли.

Вывоз строго нормировался – не больше кораблей пряностей ежегодно. Торговля с Индией стала монополией португальского короля и приносила барыши. Укрепившись в Индии, португальцы двинулись дальше на восток, так как города Малабарского берега были лишь транзитными пунктами торговли пряностями, которые приходили с Зондских и Молуккских островов; главным их рынком был порт Малакка. В 1511 г. португальцы взяли Малакку; через десять лет на Молуккских островах появились португальские фактории. — Чрезвычайно помогло португальцам в их продвижении в Индонезию знакомство с многовековым опытом замечательных индийских — арабских, а позже и малайских моряков, задолго до прибытия европейцев избороздивших по всем направлениям Индийский океан.

Но отплатили им за это европейцы колониальными захватами, уничтожением их торговли. Та цель, которую обычно приписывают первому путешествию Колумба и которую, вероятно, ставил себе Колумб в своих последующих путешествиях – открытие западного пути в Индию, была достигнута почти 30 лет спустя после его первого плавания. С разрешением этой задачи тесно связано открытие и исследование Восточного побережья Южной Америки. Бразилию открыли, по-видимому, одновременно испанские и португальские моряки в 1498-1499 гг. Итальянский космограф Дмериго Веспуччи, участвуя в испанской экспедиции под командованием Алонсо Охеды, прошедшей довольно большое расстояние вдоль северного берега Бразилии, уже тогда признал эту землю континентом.

Начальник второй португальской экспедиции в Индию Хуан Кабраль уклонился на своем пути слишком далеко к западу и подошел к побережью Бразилии. Не зная о путешествиях своих предшественников, он принял эту землю за остров, назвал ее землей Истинного Креста (Вера Крус) и объявил владением португальского короля. В мае 1501 г. португальцы снарядили три корабля для обследования этого «острова». В качестве астронома с эскадрой отправился перешедший на службу к португальцам Америго Веспуччи. Вместо ожидаемого острова эскадра наткнулась на длинную линию побережья, тянувшегося к югу.

Америго Веспуччи увлекательно описал это путешествие в письме к своему другу Лоренцо Медичи и предложил назвать этот континент, «совершенно неизвестный древним», Новым Светом. Немецкий космограф Вальдземголлер, издав письмо Веспуччи в своем «Введении в космографию», предложил назвать новый континент по имени Америго «Америкой». Под «Америкой», таким образом, подразумевалась тогда восточная часть Южноамериканского континента. Веспуччи первый высказал мысль о возможности доплыть до Молуккских островов, обогнув с юга вновь открытый материк. Этим проектом очень заинтересовалось испанское правительство, особенно после того, как испанский конкистадор Бальбоа, перейдя Панамский перешеек в 1513 г. увидел впервые «Великое Южное море», т.е.

Тихий океан. Мысль открыть пролив в этом море, пересечь его, дойти до островов пряностей и захватить их увлекала испанцев. Ее и попытался осуществить Фернанд (Фердинанд) Магальянс (Магеллан). Он принадлежал к португальскому дворянству (родился ок. 1470 г .) и, по-видимому, хорошо знал Индийский океан, проведя в португальских колониях несколько лет, участвуя, между прочим, в экспедиции на Малакку.

Но поссорившись с королем, он перешел на службу к Испании и по договору с испанским правительством обязался открыть пролив к югу от нового материка. 20 сентября 1519 г. эскадра из пяти небольших старых кораблей с экипажем в 253 человека вышла из Сан-Лукара. Плавание Магеллана продолжалось два года. Он обогнул Южную Америку через пролив, названный его именем, вышел в Тихий океан и достиг Филиппинских островов, где погиб в стычке с туземцами.

Лишь один корабль под командой д Элькано пересек Индийский океан и, обогнув Африку, пришел 6 сентября 1522 г. в Сан-Лукар, свершив таким образом первое кругосветное путешествие. Оно стоило больших жертв: только 18 человек шли в торжественной процессии в Севилье. С появлением испанских моряков в Тихом океане возникла необходимость соглашения между Испанией и Португалией о разграничении и в этих областях.

Оно было достигнуто семь лет спустя, в 1529 г. Эксперты не могли точно установить долготу спорных островов. В результате Испания отказалась от своих притязаний на Молукки, но удержала Филиппины, названные так лишь в 1543 г. Плавание из Европы в Азию через Магелланов пролив являлось труднейшим морским предприятием, и потому юго-западный путь на Молукки не получил практического значения. ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ И ПЕРУ ИСПАНИЕЙ Испанцы, обосновавшись на островах Карибского моря, в поисках золота, а иногда и рабов снаряжали экспедиции в окружающие Мексиканский залив континентальные области, а затем двинулись на захват стран, лежащих к югу от него. Области эти – Мексику и Перу – занимали два крупных племенных объединения: во главе с ацтеками в Мексике и инками в Перу.

Население Мексики вручную обрабатывало землю каменными и деревянными орудиями, сажало маис, бобы, какао, табак, хлопчатник, агаву (для —волокна), кактусы. Земля находилась во владении родовой общины. Лошадей и рогатого скота мексиканцы не знали. Они искусно обрабатывали золото, серебро, самородную медь, но плавить металлы не умели и не знали бронзы. Мексиканцы изготовляли отличную посуду, но без помощи гончарного круга, искусно раскрашивали тонко выделанные хлопчатобумажные ткани.

Вопрос об общественном строе мексиканцев не решен окончательно. Известно, что в момент прихода европейцев у них существовали большие семейные общины, обитавшие в обширных домах. Все управление племенем находилось в руках советов выборных родовых старейшин. У мексиканцев было распространено рабство. (Испанцы-очевидцы говорят о настоящих невольничьих рынках.) Выделилась не только родовая, но и военная знать.

Ее представители получали и больший земельный надел, и долю во вновь завоеванных землях. Покоренные ацтеками племена платили дань, несли различные повинности и должны были давать людей для человеческих жертвоприношений. Государство ацтеков сложилось лет за сто до прихода европейцев, когда это племя, обитавшее в Южной Мексике, подчинило себе соседние племена, а затем распространило свою власть до побережья Тихого океана. Из неприступного, построенного посреди озера главного города Теночтитлана ацтеки силой держали обширную страну в страхе и повиновении.

Жестоко эксплуатируя ее они накопили большие богатства. Покоренное население ненавидело завоевателей. Непрерывно происходили восстания порабощенных племен.

В них испанцы нашли на первых порах союзников. Экспедициям испанцев, посланным в 1516-1518 гг. в западном направлении, удалось проплыть вдоль Юкатана, Южного и Западного побережья Мексиканского залива и вступить в сношения с местными «князьками». Здесь европейцы выяснили, что дальше на запад лежит богатейшая страна, изобилующая драгоценностями.

Для захвата ее снарядили в 1519 г. экспедицию, во главе которой был поставлен молодой идальго Фернанд (Фердинанд) Кортес (1485-1547). Бывший студент-юрист Саламанкского универси- тета, увлеченный рассказами о приключениях и горах золота –в Новом Свете, Кортес в 19 лет отправился на Эспаньолу. Более образованный, чем большинство осевших тут авантюристов, хорошо владевший пером и речью, предприимчивый и храбрый, он преуспел на службе и разбогател: был секретарем вице-короля, участвовал в набегах и карательных экспедициях против туземцев, получил землю сначала на Эспаньоле, затем на Кубе, где стал алькальдом – правителем города Сант-Яго. Он за свой счет снарядил один из кораблей экспедиции. Отряд, с которым Кортес в 1521 г. отправился на покорение Мексики, состоял из 400 испанских солдат (в том числе 16 всадников), 200 индейцев и имел 10 тяжелых и 3 легкие пушки.

Впоследствии Кортес получил подкрепление. Этими незначительными силами испанцы рассчитывали подчинить себе большую страну. И это им удалось, так как держава ацтеков была очень слаба. Мексика оправдала надежды испанцев, жадно искавших благородные металлы. В ее земле оказались богатые залежи золота и серебра.

Завоевание Перу тоже осуществил отряд авантюристов. Население Перу стояло на несколько более высоком уровне развития, чем мексиканское. Инки – одно из племен, обитавших в Перу, незадолго до прихода европейцев (1538) покорили ряд соседних племен. Образовалось многоплеменное —объединение.

Во главе его стоял верховный инка – царь и жрец, окруженный ореолом божественного происхождения. Он считался верховным собственником всей земли. В руках его чиновников, собиравших подати с покоренного населения, находилась оросительная система. Отдельные области страны соединялись со столицей Куско дорогами, проведенными с большим искусством по гористой, а местами топкой территории. Действовала государственная почта – скороходы.

Подчиненное инками население управлялось местными старостами, сотенными начальниками и племенными вождями, но во главе их стояли начальники из инков. В завоеванных землях инки ставили крепости с гарнизонами. Население занималось земледелием и скотоводством.

Землей владели общины; ежегодно происходили переделы пашни и пастбищ; наследственной была только усадьба. Часть земель была выделена в пользу правительства и жрецов. Обрабатывали землю мотыгой; ни лошадей, ни крупного рогатого скота перуанпользовали как вьючное животное; ламы также давали шерсть и мясо. У перуанцев было довольно развитое ремесло, в особенности керамическое производство и ткачество, а также горное дело и металлургия. Они не знали железа, но хорошо обрабатывали медь, бронзу, олово, серебро.

Завоеватели-инки занимали привилегированное положение, они были только воинами и правителями. Покоренные племена платили им дань натурой и выполняли разные работы. Эксплуатировался и труд рабов. Памятники изобразительного искусства инков восходят к XII-XIII вв. н. э. Сохранились монументальные архитектурные памятники из тесаного камня, показывающие, что инки были искусными строителями.

Они изобрели узелковое письмо (кипу), которому знатная молодежь обучалась в столичной школе, где изучали также астрономию (инки знали календарь), медицину, законы и обычаи страны и общегосударственный язык кечуа. Так же как и в Мексике, покоренное население Перу было недовольно господством инков, и это, а также военное превосходство испанцев облегчили им захват страны. После того, как Бальбоа перешел Панамский перешеек и открыл Тихий океан, испанцы стали обосновываться на его побережье в этом районе (названном Золотой Кастилией). В 1519 г. на Панамском перешейке была основана испанская колония Панама, из которой испанцы и начали наступление на «изобилующую золотом страну «Виру» – Перу.

Она была захвачена одним из ближайших сподвижников Бальбоа Франциске Писарро. Бывший в молодости пастухом в Испании, конкистадор Писарро участвовал во многих экспедициях и набегах испанцев на Карибское побережье Южной Америки. В 20-х годах он со своим товарищем Альмагро (будущим завоевателем Чили) снарядил несколько разведывательных экспедиций из Панамы вдоль Тихоокеанского побережья Южной Америки, которые подтвердили слухи о богатом южном государстве. Заручившись согласием испанского короля, Писарро в начале 1531 г. двинулся на трех кораблях из Панамы, имея всего 130 человек и 37 лошадей (потом он получил подкрепление, но никогда не располагал более чем 500-600 воинами). Использовав внутреннюю борьбу за престол и вероломно захватив в плен царствовавшего инку, Писарро овладел столицей государства инков.

Население попало под власть испанского короля. При захвате страны сказочные сокровища, накопленные в храмах и дворцах, были разграблены. Испанское владычество стерло с лица –земли культуру: В части страны, в Потоси (ныне территория Боливии), в 1545 г. были открыты богатейшие залежи серебра. Массы туземного населения, согнанного испанцами на их разработку, погибли на рудниках. Описанные путешествия и открытия представляли собой первый и важнейший этап проникновения западноевропейцев за пределы Европы.

Помимо внутренних частей открытых земель совершенно неизвестными оставались Австралия и омывающие ее моря, вся северная часть Тихого океана, почти вся Северная Америка, необозримые пространства Северной Азии и омывающий ее Северный Ледовитый океан. Во второй половине XVI в. и в XVII в. в географических открытиях все большую роль начинают играть англичане– и голландцы. Очень важные открытия делают русские мореходы и «землепроходцы». Важнейшим было открытие Австралии.

Географы и картографы XVI в. полагали, что для «уравновешивания» огромных масс суши Северного полушария в Южном полушарии должен существовать большой континент. Его нередко изображали в фантастических очертаниях на испанских и португальских картах первой половины XVI в. «Австральная», т. е. «Южная», земля особенно интересовала испанских колонизаторов Южной Америки. Они рассчитывали найти там богатые залежи золота и серебра и многочисленное чернокожее население – рабочие руки для их американских рудников и плантаций. На поиски «Южной» земли в конце XVI и начале XVII в. было снаряжено из Перу несколько экспедиций, открывших ряд островов в южной части Тихого океана.

Действительная же Австралия была открыта в начале XVII в. голландцами. В 1619 г. на острове Ява они основали город Батавию. Плавая на юг от Зондских островов, голландские моряки ознакомились со всем Западным побережьем Австралии и половиной Южного, но принимали ее за часть «Полярной земли». В 1642 г. Абель Тасман, выйдя из Батавии, обогнул Австралию и открыл большой остров, названный им Землей Ван-Димэна (ныне Тасмания).

Однако новый континент долгое время не вызывал особенного интереса: бедная, малонаселенная страна не сулила каких-либо богатств. Северная часть Тихого океана оставалась в общем неизвестной западноевропейским мореплавателям. Но в середине XVI в. иезуиты проникли в Японию.

Западный берег Северной Америки также долгое время не был известен европейцам. Только во второй половине XVIII в. испанцы прошли вдоль Калифорнии на север и достигли 58-й параллели. Но их тут опередили русские. Тщетными остались упорные попытки англичан и голландцев дойти до Зондских и Молуккских островов, обогнув с севера Америку («Северо-западный проход») или Азию («Северо-восточный проход»).

Эти пути они считали более короткими и более удобными, поскольку ими не владели португальцы. Двигаясь в западном направлении, английские моряки XVI в. Фробишер и Дэвис и в начале XVII в. Бэфин и Гудсон, дойдя до островов, проливов и заливов, носящих ныне их имена, проникли только в восточную часть американской Арктики; англичане (Ченслер) в поисках северо-восточного прохода в 1553 г. достигли устья Северной Двины, а голландцы (Баренц) в 1590 г. – Новой Земли. Однако все эти районы уже давно были хорошо известны русским мореходам, к помощи которых английские и голландские моряки неоднократно прибегали. Русским мореходам принадлежат большие заслуги в открытии и обследовании берегов Европы и Азии, омываемых Ледовитым океаном. Первые шаги по завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих-"такова была утренняя заря капиталистической эры производства.

Эти идиллические процессы суть главные моменты первоначального накопления». Формы эксплуатации местного населения, господствовавшие в течение долгого времени в Испанской Америке, сложились на Эспаньоле в первые же годы владычества испанцев. Пришельцы стали обращать в рабство индейцев. Несколько партий рабов былода—ке отправлено в Испанию и продано там.

Колумб предлагал обратить в рабство индейцев, указывая на огромные выгоды, которые получит от этого корона, но его предложение не было принято. Индейцев объявили «свободными», и рабство, правда с оговорками, было запрещено. Испанское правительство и католическая церковь не были заинтересованы в массовом порабощении или уничтожении индейцев. Церковь рассчитывала на значительное расширение своей паствы, а следовательно и усиление влияния в колониях и увеличение доходов.

Правительство видело в туземцах налогоплательщиков и новых подданных, не отказывалось от непосредственной эксплуатации их труда и вовсе не желало безраздельно отдавать их кастильским поселенцам, которые легко могли бы превратиться в новых непокорных сеньоров. Но колонисты оказались фактически сильнее. Они продолжали охотиться на индейцев и обращать их в рабство под предлогом, что это людоеды. Они закрепостили все туземное население, и обстоятельства вынудили правительство это санкционировать. Расчеты на огромные доходы, которые потекут из открытых Колумбом стран, рухнули в. первые же годы после его плавания.

Первоначально Колумб, рисуя в своем воображении громадные золотые богатства на Эспаньоле, обложил все население острова старше 14 лет податью, уплачиваемой золотым песком или хлопком. Вскоре выяснилось, что собирать четыре раза в год требуемое количество золота индейцы совершенно не в состоянии: на Эспаньоле его оказалось немного, да и систематически добывать его индейцы не умели. По этому взносы были заменены тяжелой трудовой повинностью на рудниках или на земельных участках, которые жаловались кастильским поселенцам. Такие пожалования, буквально «разделы» (репартимьенто), земель производились на Эспаньоле неоднократно начиная с или нескольких индейских деревень, обязанное нести барщину в пользу владельца. Еще большее распространение получила другая форма закрепощения – «энкомьенда» («вверение «""или патронат».

Король жаловал (буквально «вверял») кастильскому колонисту индейцев-своих «свободных» вассалов – не в вечное владение, а лишь во временное пользование, за что пожалованный («энкомендеро») уплачивал в казну обычно четвертую часть получаемого дохода. Это фактически полное закрепощение было лицемерно прикрыто заботой «установить более тесные связи между индейцами и христианами», чтобы обратить индейцев в христианство. Позднее в Мексике и Перу широко практиковались такие же земельные раздачи с прикреплением к земле местного населения.

Поселение европейцев на Антильских островах принесло гибель туземному населению. Непосильный изнурительный труд на плантациях и в рудниках, зверское подавление частых восстаний, эпидемии, голод привели к тому, что на Эспаньоле из миллионного населения после 20 лет испанского владычества осталось всего лишь 10– 15 тыс. а к середине XVI в. туземцев на Антильских островах совершенно не стало. Для пополнения все возрастающего недостатка в рабочих руках уже с 1501 г. на острова стали ввозить негров из Африки. В 1518 г. был заключен первый договор (асиенто) на ввоз негров. Число негров-невольников стало быстро расти.

Они были более приспособлены к физическому труду, чем местное население. Последствия ВЕЛИКИХ географических ОТКРЫТИЙ в Европе В колониях Нового Света капиталистические отношения не развивались; здесь процветали рабство и крепостничество в самых жестоких формах. Для населения же Африки чудовищно развившаяся и господствовавшая более трех столетий (до середины XIX в.) работорговля имела самые гибельные последствия.

Работорговцы, закупая у местных князьков партии военнопленных, подстрекали их к нападениям на соседей, сеяли рознь и вражду между племенами. В Америку было вывезено из Африки за это время более 100 млн. негров (из них может быть только четвертая часть живыми достигла Америки, остальные погибли в пути от ужасных условий доставки). Это было настоящее обескровливание континента, которое приостановило рост его производительных сил и низвело культуру до уровня более низкого, чем до прихода европейцев. Великие географические открытия привели к глубоким изменениям в хозяйственной жизни Европы. «Внезапное расширение мирового рынка, – писал Маркс, – возросшее разнообразие обращающихся товаров, соперничество между европейскими нациями в стремлении овладеть азиатскими продуктами и американскими сокровищами, колониальная система – все это существенным образом содействовало разрушению феодальных рамок производства» — Влияние географических открытий сказалось, однако, не сразу и далеко не повсюду одинаково. Необходимо отметить (но не следует преувеличивать их значение) важные последствия: перемещение торговых центров в пределах Западной Европы и так называемую революциюцен.

Поскольку расширились и пошли по новым путям сношения Европы с Индией, а также установились и все более развивались связи с Новым Светом, уменьшилось значение для Европы средиземноморской торговли и итальянских городов как торговых посредников Европы с заморскими странами. В XVI в. роль посредников стали играть города Лиссабон, Севилья и Антверпен. Однако не следует связывать это исключительно с географическими открытиями. Если экономическое значение Севильи и Лиссабона очень возросло, то Антверпен и раньше, уже в конце XV в. был важнейшим международным торговым центром для сбыта сукон из Англии, металлов (олово, медь, серебро) и металлических изделий из Германии, шерстяных тканей из Брабанта и Фландрии.

С открытием новых стран в Антверпене, где португальцы стали закупать нужное им для торговли с Индией серебро, сосредоточилась еще и вся торговля пряностями и колониальными товарами. Антверпен стал всеевропейским денежным центром, в котором купеческие и банковские фирмы европейских стран имели свои конторы и агентов. РЕВОЛЮЦИЯ ЦЕН И ЕЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Развилась новая организация торговли и. финансовых операций – сделки на биржах, развился и новый вид наживы.-спекуляция.

На фондовой бирже совершались всевозможные финансово-кредитные операции: заключались займы, учитывались векселя, из рук в руки переходили денежные обязательства крупных банковских домов и европейских монархов. Спекуляция здесь процветала не менее, чем на товарной бирже. На цены товаров и курсы бумаг оказывали влияние самые различные обстоятельства и события, в том числе и политические, Поэтому купцы и финансисты нуждались в получении быстрой и подробной информации.

Агенты торговых фирм тщательно собирали все новости и писали подробные донесения своим патронам. Эти донесения явились зачатками будущих газет. В Европе в XVI и первой трети XVII в. наблюдается значительный рост цен, условно названный «революцией цен». Рост цен проходил неравномерно по странам и во времени.

В Испании к 1601 г. цены выросли почти в 4,5 раза, в Англии –в 4 раза, во Франции к концу XVI в.-в 2,5 раза, в Италии – в два раза. При этом цены на сельскохозяйственные продукты поднялись в гораздо большей степени, чем на промышленные товары, предметы первой необходимости вздорожали сильнее, чем предметы роскоши. Очень важно, что цены на труд, т. е. заработная плата, сильно отставала от роста товарных цен. Так, в Англии заработная плата возросла всего лишь на 30%, во Франции-на 25%. Таким образом, реальная заработная плата сильно упала.

«Революция цен» представляет. собой– весьма сложное явление— и ее нельзя связывать с постепенным повышением цен, начавшимся в ряде стран Европы во второй половине XV в. когда он определялся ростом и ускорением товарооборота, увеличением спроса на сельскохозяйственные товары в связи с увеличением численности населения вообще и городского в особенности, а также постепенным возрастанием количества монеты в обращении. Резкий и устойчивый рост был связан в XVI в. с ввозом в Европу большого количества золота и особенно серебра, добытых дешевым трудом рабов во вновооткрытых колониях, вследствие чего снизилась цена самих драгоценных металлов. Со всей силой эти явления дали о себе знать примерно с середины столетия. Цены росли быстрее в тех странах— которые раньше и сильнее испытали на себе увеличение в них количества драгоценных металлов, что было связано с формировавшимся мировым товарным и денежным рынком (Испания, Португалия, Франция, Нидерланды, Англия, Италия, западные области Германской империи). Возникновение мирового рынка способствовало постепенному распространению «революции цен» и на другие, менее развитые экономически страны Европы.

«Революция цен» различным образом повлияла на экономическое положение разных групп и сословий феодального общества. В деревне выиграли в первую очередь землевладельцы, сдававшие свою землю в аренду, так как арендная плата сильно повысилась в связи с ростом цен на сельскохозяйственные продукты и значительно превышала размер фиксированной феодальной денежной ренты. Наконец» выиграли и крестьяне, платившие ренту своим сеньорам.

В производстве промышленных товаров в лучшем положении оказались капиталистические предприниматели так как сильно снизилась реальная заработная плата наемных рабочих при одновременном росте цен на товары. Выиграли также купцы, делившие с предпринимателями прибавочную стоимость, производимую рабочим, и экс— плуатировавшие в качестве скупщиков и кредиторов широкие слои мелких ремесленников и кустарей. Пострадали от «революции цен» широкие слои населения: крестьяне, ведшие мелкое, не производящее на рынок хозяйство и вынужденные нередко батрачить или заниматься подсобными промыслами кустарного характера, а также те крестьяне, которые платили феодальную ренту продуктами или нефиксированную ренту. Проиграли те дворяне, а их было большинство, которые получали от своих держателей фиксированную денежную феодальную ренту, не имели значительных домениальных владений и не вели собственного хозяйства, рассчитанного на рынок.

В городе потеряли от «революции цен», в первую очередь, широкие слои населения, жившие на заработную плату, и мелкие товаропроизводители и цеховые мастера, номинально самостоятельные, но фактически уже работавшие на скупщиков и на мануфактуристов. «Революция цен», таким образом способствовала экспроприации мелкого товаропроизводителя как в городе, так и в деревне. Маркс резюмировал последствия «революции цен» так: «С одной стороны, обесценение заработной платы и земельной ренты, а с другой – рост промышленных прибылей. Иными словами: в той мере, в какой пришли в упадок класс земельных собственников и класс трудящихся, феодальные сеньоры и народ, в такой же мере возвысился класс капиталистов, буржуазия». Всюду понижение заработной платы и повышение капиталистического дохода, разрыв между арендной платой и феодальной рентой вели к усилению классовых антагонизмов к обострению классовой борьбы.

Между сеньором – феодальным собственником и крестьянином-держателем обостряется борьба за землю, борьба за превращение феодального держания в свободную мелкую собственность. Между трудом и капиталом начинается борьба за заработную плату. Исход этой борьбы, шедшей в течение почти трех столетий, зависел от конкретного соотношения классовых сил и решался в каждой стране по-разному.

завоевание мексики испанцами Так одна из богатейших стран завоевание мексики испанцами но от этих монументальных завоевание мексики испанцами держава ацтеков была очень слаба
завоевание мексики испанцами заливов, носящих ныне их имена завоевание мексики испанцами которые нельзя завоевание мексики испанцами обратном пути
завоевание мексики испанцами таким образом, подразумевалась тогда
Licensed and Legitimate Play Blackjack Software.